neliudj: (арбузный цветок)
...мне показали меня нынешнюю и сказали, что вот это я через десять лет, - для меня это был бы совершенно нежеланный, пугающий и провальный вариант. И совершенно точно не про меня, я никак не могла бы поверить, что это будет реальностью.
Десять лет назад я думала, что в 32 года буду в Москве, у меня будет работа (скорее всего, связанная с наукой), большое количество интересных людей вокруг, летом - преподавание в полевой школе, волонтерство, скорее всего. Планы были примерно такие. Про семью ожиданий не было, ну, неопределенные. А в реальности я в Каире, у меня единственный ребенок и небольшая подработка из дома. Меня бы совершенно шокировала вся моя нынешняя жизнь - и кто у меня муж, и что у меня только один ребенок, хотя ему уже шесть лет, и что я почти не общаюсь с другими взрослыми. Это всё никакого отношения не имело бы ко мне десятилетней давности.

Так странно это осознавать. Про кого-то из своих близких я бы не удивилась, а про кого-то тоже не ожидала. Но ни про кого, кроме себя, не была бы в ужасе. До чего, однако, меняются взгляды и отношения.

(вопрос был задан в посте http://angerona.livejournal.com/1444809.html)
neliudj: (арбузный цветок)
Так я и не пришла ни к чему относительно будущей Даниной школы. Ему самому, похоже, дружелюбная школа будет в радость. Я смотрю, как он ведет себя на экскурсиях - это пока что единственная ситуация, где есть главный - посторонний взрослый и группа детей. А, еще были аниматоры на детских днях рождения. Даня держится рядом с ведущим, с энтузиазмом отвечает на вопросы и успевает пообщаться с кем-то из детей, когда хочет. В школе, конечно, надо будет сидеть и делать что говорят, но в принципе к формату у него неприятия нет.
Тем не менее отдавать его в школу с осени не хочется. Жалко, маленький :) И вообще - надо чему-то учить и дома, русскому, скажем. И математике я точно научу лучше, чем доступные нам школы (плюс хотелось бы избавить его от зубрежки, а научить именно считать). И я пытаюсь. Но пока что очень трудно - когда Даня не может что-то сделать, я очень строга к этому. Но постепенно учусь быть более терпимой, начала, вот, спокойно относиться к тому, что Дане нравится самому ставить себе плюсики за решенный пример, а раньше раздражалась и настаивала, что плюсики ставлю только я. Считает он пока на пальцах, и я борюсь с собой, которая думает, что это страшное отставание от ровесников.



Тут Даня написал первый пример и все ответы с плюсиками. При записи ответов сверялся со мной, правильно так будет или нет. 5+5 и 1+9 писал записал сразу, остальное считал на пальцах.

А еще надо английский. И хотя смешно учить его мной, больше, кажется, некем пока что. То есть то, что я могу Дане предложить, не будет лучше меня. Очень кстати у [livejournal.com profile] julug сегодня обсуждение про обучение английскому для начинающих.
neliudj: (арбузный цветок)
У меня этот период был выражен очень ярко. Я прямо горжусь всеми, кто меня тогда видел и до сих пор со мной общается - сейчас мне кажется, что было страшно. У меня были четкие представления о том, как ребенок в норме спит, ест, общается. Более робкие, более смелые, более сосредоточенные, более шустрые - мне все были не такие. Нет, какую-то вариативность я допускала, но уж если ребенок не был грудным лет хотя бы до трех, то изрядная доля его поведения для меня свидетельствовала о травме раннего отлучения.
Как-то постепенно прошло без остатка.

Когда у меня самой это прошло, я стала видеть те же симптомы у многих и многих мам. Чужой ребенок меряется по своему (а чужим родителям нередко, но необязательно предлагается всячески двигать ребенка в соответствующем направлении). И тоже обычно спокойно проходит, просто нужно время.

Но вот сейчас я с удивлением наблюдаю совершенно спокойных на этот счет мам первенцев. Они легко признают право других детей быть другими и спокойно обсуждают их особенности, без оценки и сравнения. Интересуются (или не интересуются), как у других, не пытаясь склонить к своему варианту или защитить его.
Вначале я увидела это у некоторых молодых бабушек, и подумала, что вот, с опытом приходит. Но нет, такими бывают и совсем молодые мамы, девочки на десять лет младше меня. Не понимаю, как им это удается :) И с удовольствием поговорила бы об этом с тем, кто со своим первенцем не считал, что дети - они такие же, как вот этот конкретный ребенок :)
neliudj: (арбузный цветок)
Когда я озвучиваю, что Даня не больно-то любит чтение, то часто встречаю непонимание моего отношения к этому факту. Мне могут посоветовать книги, которые с вероятностью его увлекут, или ободрить, что чуть позже это может измениться, или поделиться, что у них тоже так было, а потом ребенок как зачитал, как зачитал. И мне бывает трудно сказать, что я, собственно, совершенно по этому поводу не переживаю и у меня ну совсем нет пункта "привить всепоглощающую любовь к чтению".

Да, для ясности - чтение Даня не то чтобы на дух не переносит. Он может послушать, и нередко любит слушать, но это никогда не два часа подряд и мало когда сорок минут. Вот выразительное чтение дедушкой "Бармалея" - это Даня с удовольствием, если ни на что другое дедушка не согласен, или чтобы я быстро пробежалась по картинкам и изложила ему сюжет толстой книги - нет, он не против, если мне приятно, то пожалуйста. Но, конечно, героическую книжку. Или про шаловство какое-нибудь. Кстати, а какие есть хорошие книжки про шаловства?..

На первом месте всегда - поиграть. Уяснив сюжет книги, он никогда не просит перечитать, а только и сразу: "А теперь давай в это поиграем".

И меня это радует. Дли-и-и-инно, занудно. Ну, вы мой стиль знаете. )
neliudj: (арбузный цветок)
У нас теперь очень часто:
- Папа, смотри, сварка!
- Папа, мама говорит, что...
- Папа, этот вертолетик долетит до самого неба!

На улице он отпускает мою руку, чтобы в три прыжка догнать папу и передать ему то, что я рассказала, или показать на что-то. По утрам он мается и ноет: "Мам, ну можно я разбужу папу? Мне надо ему что-то сказать! Что-то очень важное! Он очень обрадуется, когда узнает!"

Ему столько надо обсудить с папой, стольким поделиться, про столько узнать самую-пресамую достоверную информацию - да, мои слова он теперь легко может перепроверять у папы, раньше это не требовалось. Я люблю смотреть на них, когда они вместе - два одинаковых человека, только разного цвета и возраста, а остальное все под копирку - черты лица, походка, сложение, мимика. Мне очень жаль, что у меня в детстве и юности не было рядом женщины - точно как я внешне, по темпераменту и по склонностям, глядя на которую я бы постоянно получала сообщение: "С тобой всё в порядке, ты хорошая, и я такая как ты". Мне кажется, это очень важно. И я ужасно рада, что у Дани такой человек есть.
neliudj: (Default)
Я много читала про то, что нельзя заставлять детей "ради их же пользы", что мотивация должна быть положительная и т. д. А то это аукается отвращением и безразличием. Как человек до теорий падкий, я очень прислушивалась и очень расстраивалась, если кто мотивировал Даню или кого другого при мне не по науке.

Три абзаца детских воспоминаний и строчка обобщений. )

А сейчас я взрослая, и мои сестры тоже. И я мало знаю людей, которые любили бы плавать так же, как мы. И кататься на лыжах.

Так что, когда я вижу на Данином хоккее совсем неправильно мотивирующих на игру родителей и когда я сама сердито говорю Дане, что так не катаются и что пусть он еще два раза туда-обратно, а до этого я его ни на ручки, ни в раздевалку не возьму, - я, конечно, не считаю это правильным, но и не боюсь, что вот Даня разлюбит хоккей прямо сейчас или вообще.
neliudj: (Default)
Ставили сегодня с Даней эксперименты с огнем. Зажигали свечки и накрывали их стеклянными банками, свечки гасли.
Еще прыгали через свечки как волк и коза через костер. Мы были две козы, потому что падать в костер никто не захотел. Попрыгали, Даня говорит: "Я устал, пойдем домой, будем родить козлят". Ну, возвращаемся к костру с козлятами. Прыгаем дальше. "Мой козленок проголодался. Будем прыгать, а он пусть кушает мое молоко". Потом мы стали козы-охотники, пошли подстрелили зайца - тяжелую подушку. Даня пытается ее тащить, не выходит. Бросает: "Пусть бежит, он уже живой".

Даня с папой учит буквы. Знает не меньше пяти, а еще русскую "о". Открываем раскраску, где подписаны названия птиц. Показывает мне:
- Это "гим", видишь, "гим"! Дагяга! دجاجة
Это "алиф"! Батта! ("Утка". Написано же اوزة - "гусь".)
Это "бэ"! Ворона, да?

Вот и думай про готовность к обучению чтению и письму:)

И про игры и взаимодействие с другим людьми, занудненько. )
neliudj: (Default)
Полдня сегодня провела в бесцельном чтении инета, дважды встретила обсуждение того, как посторонние трогают малышей за ручки-ножки-щечки и прочее, и как это нехорошо и как мамы встают на защиту своих детей от общества и эти троганья пресекают.
Я, когда бы беременная, тоннами читала инет про родительство и воспитание, нашла себе авторитетных журналов и их тоже читала и впитывала. А сейчас у меня, представьте, сформировалась собственная позиция по этому вопросу, которая и предлагается вашему вниманию.

Когда Даня был на год-другой младше, особенно когда ползал и учился ходить, его страсть как любили хватать и целовать незнакомые египтяне. Где бы мы ни оказывались (метро, парк, магазин), Даню хватали, поднимали на ручки и рассказывали, какой он солнышко и красавец.
Я, наученная теорией, нервничала. Что в пространство моего ребенка вторгаются, что у него рушится естественная осторожность, и т. д., и т. п. Подробно )
neliudj: (Default)
Я давно обдумываю этот пост. Мне хочется, чтобы он получился вдохновляющим, но уверена, что достойного текста у меня не выйдет. Все слова благодарности и воодушевления, которые я могу сейчас сформулировать, будут недостаточными. Я совершенно серьёзно заявляю, что ниже описывается начало новой эры в нашей с Даней жизни.

Как было. )

Есть прекрасный сайт http://orangefrog.ru/, который очень мне помогал в самом начале и который будет помогать еще больше в недалеком будущем, когда я начну устраивать для Дани детские праздники.
Однако чтения сайта мне для коренных перемен в нашей с Даней жизни не хватило, потому что хоть там и расписано всё подробно, по пунктам, и говорится, что в творческом подходе к детям нет ничего сверхъестественного, а всё равно сидит мысль, что вот где я, а где автор сайта [livejournal.com profile] julug, у которой и мозги, и фантазия, и еще много чего. Что вот она может, а я нет.
(Всё-таки не удержусь и дам ссылку на самые мои любимые страницы:
http://orangefrog.ru/kak-malo-nuzhno-rebenku-dlya-schastya/
http://orangefrog.ru/novyj-god-vtroem/)

А в начале января в блоге детского психолога [livejournal.com profile] semirina я увидела просьбу поучаствовать в эксперименте. Согласилась. И получила то, в чём, как выяснилось, нуждалась -- четкие задания, "делай раз, делай два, делай три, и прямо сейчас, у меня защита скоро".

Из мамы-зануды в маму, которая умеет играть )

Теперь я знаю, как играть с ребенком. И играю. И вижу, что умение видеть волшебство во всём, присущее каждому ребенку, возвращается.
Чего и всем желаю.
neliudj: (Default)
По совету [livejournal.com profile] julug давно уже хочу составить список своих достоинств и недостатков как матери.

По 10 пунктов )
neliudj: (Default)
Тривиальная тема, но для меня актуальная. Я мало общаюсь, хотя последнее время стала больше. И мало общаюсь с другими детьми. Данька общается больше :) И поэтому из каждого визита гостей или каждой совместной прогулки выношу что-то для себя новое и очень надеюсь, что этот опыт будет учтён мной в последующем :)
Например, совсем недавно Даня впервые в жизни столкнулся лоб-в-лоб с другим малышом. Оба упали, но не сильно. Больше удивились, чем ударились или испугались. Но Даня почти сразу увидел меня и решил заплакать и попроситься на ручки. Я его взяла. Другой малыш увидел это и тоже решил показать, что ему плохо. А я уже стояла с тяжёлым Даней на руках, попыталась взять второго -- не получилось. Вышло довольно нелепо и плохо по отношению к этому малышу. (Не думаю, что он это заметил, впрочем.)
В следующий раз в такой же ситуации догадаюсь сесть на корточки рядом с упавшими и обсудить с ними ситуацию. И вот есть же люди, которые делают это с первого раза, а не как я -- со второго.
neliudj: (Default)
Это, безусловно, прочтение мной книги Олега Дормана "Подстрочник". Её мне подарила [livejournal.com profile] reken, благодарность которой я просто не могу внятно выразить словами. Шутка ли, это, кажется, единственная прочитанная мною для удовольствия книга за последние месяцы. Я читала ещё "Каир" Эндрю Битти по рекомендации [livejournal.com profile] nafisa162, но та была для ликвидации безграмотности, а эта -- и для души, и для ума, и просто насладиться. Хотя с точки зрения языка книга не шедевр -- мы читаем стенограмму спонтанной речи.
Несколько лет назад по рекомендации А. Ю. Шихановича я прочла книгу Елены Георгиевны Боннер "Дочки-матери" -- и постоянно вспоминала о ней, читая "Подстрочник" (обе книги рекомендую к прочтению). Та же эпоха, то же место действия, даже люди упоминаются одни и те же, например, первая любовь Люси Боннер -- он же знакомый Лунгиной. Похожи и рассказчицы -- они почти ровесницы, их отцы занимали высокие посты до репрессий, обе были идейно чужды партии... У обеих по двое детей.

"Подстрочник" -- хороший иллюстративный материал для тех размышлений, которые меня сейчас часто занимают. О раннем детстве, о роли школы, об отношениях с родителями. До пяти лет Лиля живёт с обоими родителями в России, потом пять лет с ними же в Германии. Папа много работает, про маму не помню. Девочка ходит в немецкую школу, дружит с девочкой-немкой. Папа уезжает и каждый день шлёт дочери открытки. Это единственный стимул для неё читать по-русски. Дальше до 14 лет Лиля с мамой живёт во Франции. Друзья у неё старше на несколько лет, Лиля много времени проводит и просто со взрослыми, а с ровесниками -- нет. Всё это время скучает по папе. Они с мамой едут к папе, 13-летняя Лиля идёт в немецкую школу, так как не умеет писать по-русски, через год -- в русскую. Во взрослой жизни -- блестящий переводчик.
Никак не поддерживавшийся немецкий сохранился -- Лиля свободно на нём читала и переводила с него. Вот у человека мозг!.. Это мне важно в свете переживаний за Данин русский.

Лиля Лунгина (как и Елена Боннер) -- из людей, с которыми очень хорошо дружить. Они с большой любовью и вниманием относятся к окружающим их людям. Честно, я думаю, что иметь такого друга -- счастье. У меня прекрасные друзья, я знаю, как это важно.
Но вот их отношение к детям...

Первого сына Лиля в младенчестве "только кормит грудью", а пеленает и вообще ухаживает за ним домработница Мотя, которая мать к сыну "не подпускает". Такую же историю рассказывает Боннер о своём младшем брате -- его няня допускала маму только на покормить, а папу, кажется, вообще не считала достойным. Впрочем, папы там были погружены в работу на благо Родины и общаться с младенцами не стремились -- или никаких свидетельств этих стремлений не сохранилось...
Кстати, ровно о же самое, что и про своего сына, Лунгина рассказывает про подругу, у которой дочка родилась в лагере. Что ей нельзя было оставить ребенка у себя, надо было работать, но можно было ходить кормить. А потом молоко у матери кончилось, и девочка умерла от голода.
И Лунгина не видит аналогии, не видит, что она общалась с сыном так же, как если бы сидела в лагере -- только кормила грудью...

Елена Боннер отвозит дочку к матери и оставляет её -- надо отлучать от груди... Это, впрочем, обычное дело и сейчас.

Пятилетнему мальчику домработница объясняет, что родители любят друзей больше, чем его, и ему с ней придётся когда-нибудь побираться. А бабушка в присутствии Люси Боннер ругает её маму -- именно как маму...

Вообще в книгах столько тепла по отношению к друзьям, любимым мужчинам, отцам и матерям (обе очень любят своих мам, искренне любят, хотя отношения могут быть и не идеальными) -- и почти ничего о детях. Лунгина открытым текстом говорит, что главное, что есть в её жизни, -- это дети, а теперь и внуки. Но о них в книге почти ничего нет! Описана жизнь как бы бездетных взрослых, живущих интенсивной прекрасной взрослой жизнью. Про старшего ребенка Лунгина пишет, что они часто ходили в походы с ним и его друзьями (и сетует, что мало времени проводили с мужем наедине), а про общение с младшим... Кажется, ничего и не пишет. Только вот эпизод, что к ним в гости пришла Астрид Лингред, когда Женя уже спал. Та его разбудила и стала с ним играть. (Тут я не знаю, что сказать. Мне в приложении к Дане такое поведение кажется довольно нежелательным.)

Вот описан день. К ним в девять утра приходит Твардовский, потом кто-то ещё и они сидят до полуночи, обсуждают рукопись, пьют. Что в это время делают дети?..

В час ночи звонит друг, заходит за ними, они идут на Красную площадь ждать выноса Сталина из Мавзолея. До четырёх утра ждут. А сын? Сын дома, с домработницей.

Нигде, ни разу ни в одной из книг нет упоминания о каком-то выборе, связанном с детьми. Вот Лунгина пишет, что отказалась поставить подпись на письме в чью-то защиту, потому что боялась, что тогда накроется её поездка во Францию. Хотя нет, есть про выбор -- что можно было заступиться за сына на школьном собрании перед педколлективом, но тогда директор обещал его исключить, а можно было молча слушать, как сына распекают, -- тогда обещали не исключать. Лиля с мужем выбрали второе, сына не поддержали, потому что считали учёбу в этой школе важной для него.
Поездка во Францию, где прошло три или четыре года детства-ранней юности, -- счастье для героини. Это можно понять. Она пишет, что была и вторая мечта, кроме как вернуться во Францию, -- показать Францию мужу. А детям, детям?

Младший её сын женился на француженке, родились двое детей, он настаивает, чтобы его дочь звали русским именем Анна, а не французским Ани, но при этом в её три с половиной год как жил в России, пытаясь реализоваться профессионально. Дети по-русски не говорят...

Вот о чём я думаю. Мне это странно. То есть я знаю, что место детей в жизни родителей может быть очень разным, но тут такая прекрасная возможность это увидеть как бы с близкого расстояния, почти вживую -- и у хороших людей, общаться с которыми -- честь и радость. И ни одна, ни вторая женщина (любящие матери, для которых дети -- это важно, важно) не пытаются в книгах осмыслить свой материнский опыт. То есть Боннер говорит, что у неё с дочерью те же проблемы, что были у них с матерью, а Лунгина -- что мировосприятие старшего сына сложилось не только под их с мужем влиянием (а их жизнь она называет счастливой и веселой), но и под влиянием домработницы, но это всё. Нет речи о том, что, может, их активная общественная позиция была в ущерб родительской, что профессиональная реализация помешала материнству, что у детей в жизни что-то пошло не так из-за неверных действий родителей... Нет, об этом ничего в книгах нет. И я не понимаю -- это слишком личное или такие мысли им просто чужды? Склоняюсь ко второму, потому что много очень личного в книгах есть. Но не про детей.

Боннер говорит, что, кажется, арест отца что-то сломал в её младшем брате. Её сделал сильнее, а его сломал. Потом описывает, как мать ждала, что придут за ней, как бы отключилась от жизни. И опять -- ни слова о детях. Где был младший в это время, может, если бы он не был представлен самому себе (он принёс от соседей, в частности, следующую мысль: "Вот какие враги народа бывают! Даже в отцы пробираются!"), а был бы в семье (уменьшившейся на одного человека, но семье), то он бы не сломался?..

Они не видят ни в своей жизни, ни в жизни детей следствий нехватки родительского внимания, дефицита семейного общения, им, кажется, просто не приходит это в голову.

Такой совсем другой взгляд на мир и на семью.
neliudj: (Default)
 Только что по наводке [profile] cat_tie зашла в журнал [livejournal.com profile] julug. Удачно зашла)

Вот к этому: http://julug.livejournal.com/149122.html
"к вопросу о воспитании чужих детей
я не считаю, что чужих детей воспитывать совсем нельзя, но все-таки стараюсь этого не делать. особенно если эти дети конфликтуют с моим сыном. конечно, сын может прийти ко мне за защитой и утешением. но если Митю кто-то обижает, на подмогу я не бросаюсь. хотя иногда очень хочется. 
не бросаюсь, потому, что пусть учится сам разбираться. 
потому, что хочется, чтобы сверстники Митю принимали и не боялись его мамы. 
потому, что как раз сейчас в сыне зреет чувство собственного достоинства и моя гиперопека не пойдет ему на пользу.

но иногда бывают страшные ситуации. два дня назад к Мите на площадке привязались два брата, примерно 4 и 8-9 лет. так и не знаю, что они не поделили. но сначала Митя вырывался от старшего (точнее - освобождался от захвата, как папа учил) и убегал от младшего. а потом они зажали его сверху и снизу  на наклонной лестнице, на двухметровой высоте.  промолчать я уже не смогла. но что сказать этим детям? вы бы что сказали?

я подошла к детям, уже практически сталкивающим моего сына с лестницы в свободный полет на бетон и сказала спокойным голосом (мне очень хочется надеятся, что спокойным) вот что:
- Митя, не нужно играть с этими мальчиками. они трусы, от трусов ничего хорошего не дождешься.

Митя в пылу бивы меня не услышал. но слова попали в цель. 
- Мы не трусы, - сказал старший брат. - мы знаете какие сильные, мы...
На что я ответила: 
- Как же не трусы, если вы вдвоем на одного нападаете. А уж ты вдвойне трус - дерешься с мальчиком, который на голову тебя ниже. 

а потом я ушла. торжествуя победу и очень гордясь собой.
и все. старший мальчик сразу же слез с лестницы. Митя, правда, не отсупил и еще некоторое время за этими мальчиками гонялся и угрожал им кулаками. но старший брат его больше не трогал и все на меня оглядывался. наверное проверял, вижу ли я, что он уже не трус... "


Решение очень красивое и правильное, я считаю. Сама бы никогда не додумалась. Особенно важным мне кажется такой момент:  не нравоучить других детей, обращаться к своему, разговаривать с ним. Очень, очень правильно. Надо запомнить.

А вот про это (http://julug.livejournal.com/27848.html) я и сама же думала -- что с ребенком надо общаться так же вежливо, как и с другими людьми. (А с другими, это уже моё личное, -- так же искренне и заинтересованно, как и с ребенком)))



Profile

neliudj: (Default)
neliudj

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
111213141516 17
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:36 am
Powered by Dreamwidth Studios