neliudj: (арбузный цветок)
Вот до сих пор каждый день извлекаю пользу из того, что зимой прочитала книжку, которую мне рекомендовали в прекрасном журнале Жени Кац. Не будет преувеличением сказать, что она изменила мою жизнь.
Спешу поделиться. Марти Ольсен Лэйни "Непобедимый интроверт: как преуспеть в экстравертном мире".
Автор говорит о себе, что она выраженный интроверт, много лет успешно работающая психологом и состоящая в счастливом браке с выраженным экстравертом. Книга написана в типично американском стиле.

Поскольку я, интроверт, с собой живу четвертый десяток лет, то многому уже научилась. Работать в своем темпе, планировать задачи по силам, дозировать общение.
Но вот с Даней, умеренным экстравертом, я живу всего только шестой год, что, как вы понимаете, не срок, мало что можно успеть освоить. И вот для понимания Дани книга оказалась очень полезна.
Я хочу обратить на эту книгу внимание всех, у кого в ближайшем окружении есть человек другого типа и кому от этого бывает неуютно. И интровертам, которые хотят успевать за экстравертами, но не преуспевают в этом, и кому от этого тоже неуютно. И просто интровертам - в книге есть и интересная информация, и полезные советы.

Для меня оказались ценными следующие идеи. В книге они все богато иллюстрированы, и там много других мыслей и наблюдений. )

И самое главное. Экстраверты объективно лучше работают при звучащей музыке. Я была склонна считать людей, которые все время что-то включают, какими-то нехорошими людьми. А Даня постоянно просит фоновых звуков. Я сердилась, раздражалась. А из книги узнала, что это ему действительно надо, как мне - побыть в тишине. Сейчас мы подолгу сидим за одним столом - я работаю в ноутбуке, он рисует. Он не может рисовать "молча" - ему нужна аудиосказка, в тишине он не может, тухнет и скучает. Так что я больше не требую от него этого, а соглашаюсь на компромисс - я работаю, но со звуком, чем не работаю. Только в особо ответственные моменты, когда боюсь где-то ошибиться, предупреждаю: "Мне надо сосредоточиться, я поставлю паузу". И у нас мир, не то, что было до зимы. Так что многое знание каждый день спасает меня от раздражения.

Еще одна близкая мысль: "...другие люди устают, если они сосредоточивают внимание на чём-то слишком долго. Они предпочитают постоянно быть очень занятыми множеством дел". То есть тоже - оказалось, то, на что я решительно навешивала ярлык поверхностности и легкомыслия, нужно проводить по разряду особенностей мышления, и жить становится легче. Дане, конечно, и по возрасту пока не положено сосредотачиваться на чем-то одном, но думаю, помнить про такую особенность мне пригодится в будущем, чтобы не скатываться к приемам "сиди, пока не решишь" и подобным.

Экстраверты не сосредоточены на своем внутреннем мире, и для них нормально не рефлексировать по поводу всего на свете. Для меня помнить об этом трудно, но очень важно. В частности, нежелание Дани что-то обсуждать я иногда тревожно считаю вытеснением, а на самом деле - с ним все в порядке, никакого стресса, а я "достаточно хорошая мама", никакого криминала, просто он уже действительно и думать об этом забыл.
neliudj: (арбузный цветок)
А эта книга про арабскую страну, в отличие от предыдущей, мне понравилась. Издатели, видимо, решили, что книгу "Девушки Эр-Рияда" они не продадут, и дали книге очень малоподходящее название - она не про секс, а про жизнь.
Как устроены отношения внутри семьи, что может происходить в школе, как общаются подруги между собой, как знакомятся с мужчинами, как заключают помолвку и выходят замуж (в том числе за людей, которых видели до этого единственный раз), что ценят после этого. Как учатся, работают и путешествуют.
Особой глубины нет. Художественности тоже. Не поленюсь процитировать отрывок: "Прежде чем самолет приземлился в аэропорту Хитроу, девушка зашла в туалет. Она сняла абайю и накидку, открыв посторонним взорам прекрасно сложенное тело, обтянутое узкими джинсами и футболкой, и тонкое лицо, чьи черты были подчеркнуты макияжем".
Но вполне интересно, не сильно затянуто, легко.
Рекомендую тем, кто хочет что-то почитать про жизнь в закрытых арабских странах.
neliudj: (арбузный цветок)
Что-то я не поняла, зачем эта книга переведена на 22 языка. Мне кажется, банальная книга про всё плохое и как несправедлива жизнь. Ну да, в египетских декорациях.
Первые 60 страниц было откровенно скучно, а обилие сальных подробностей утомляло ужасно.
Дальше тоже было скучно. Единственный неожиданный для меня момент - это оправдание аборта на раннем сроке от шейха. А, и еще было интересно развитие темы про "жалобную книгу". Этот момент, кстати, описан в позитивном ключе - что настойчиво жаловаться может иметь смысл, меры кто-то должен предпринимать. (Я это пишу из Египта, а не из идеального мира. Отсюда как-то не кажется, что вызывать полицию или подавать жалобу - это результативные меры.)

На всю книгу - ни одного нормального человека. Вообще. Или вор, или дурак, или развратник. Ну, Бусейна была бы нормальной, если бы не авторская идея, что на работу девушку в Египте берут только для того, чтобы с ней спать. Аппетиты же работодателей поражают - хозяин уединяется с Бусейной два-три раза в неделю, а девушек у него работает несколько.
Ни одного героя, занятого нормальным делом.
Получается, что весь Египет - это верхушка (интересно, про верхушку какой страны можно написать книгу, чтобы это была книга не про гадости?) и люди крайней степени нищеты и невежества, и всё. То есть примерно ноль процентов совпадения с тем Египтом, который вижу я.
Из вышесказанного вытекает, что ни одного нормального мусульманина там тоже нет. На мой взгляд - совершенно антиисламская книга. Показаны или люди, для которых их религия ничего не значит, или, наоборот, для которых всё остальное ничего не значит, в частности, личность жены или мужа не имеют никакого значения, лишь бы был "правильный" объект для телесных нужд.

Отдельное сильное негодование у меня вызывает гомофобная составляющая сюжета. Главный гей, совращающий многих других, - жертва сексуального насилия в детстве. Блин. Я все-таки большой сторонник просветительства через художественную литературу, а эта книга работает на мнение, что гомосексуальность - извращение, которым можно заразить. Изнасиловали ребенка - и он стал геем. А так бы не стал. Зла не хватает.

И до чего странные у автора представления о мужском возрасте. За 50 - само собой разумеется, это уже старик, давно практикующий воздержание и фактически импотент. 65 лет - развалина, краше в гроб кладут. Вообще, конечно, я понимаю, что среди почти ста миллионов египтян есть всякие, но чтобы идея родить ребенка с большим отрывом от старших детей богатого человека ужасала - в это мне трудно поверить. Что скандала с первой женой не хочется - это я верю, но "я уже старик, куда мне ребенка" - не верю.

В общем, то ли для меня коррумпированность верхов и жадность человеческая не новость, то ли не знаю что. Мне совсем не понравилось, читать, если кто еще не, не рекомендую, потраченных на бумажный экземпляр денег жаль.
neliudj: (арбузный цветок)
Хочу книгу про то, как устроена жизнь. Хорошую какую-нибудь. Вы читали такие?
Про экономику.
Вот если все начнут ходить в спортзал с бутылкой воды, а не использовать там за одну тренировку по три пластиковых стаканчика. И будут покупать верхнюю одежду минимум на три года, а не чтобы поносить месяц и поменять как надоевшую. И все станут сознательные и сократят раза в четыре статусное потребление.
Вот что будет происходить дальше?
Сначала, понятно, миллионам людей, занятых на производстве всего одноразового, станет нечего есть. И люди, надо полагать, начнут перечислять им на еду сэкономленные на этих покупках деньги.
А потом что?

Или вот, хочется понимать, что значит "переименовать одну улицу стоит столько-то", "если вы тратите деньги, то поддерживаете экономику".
neliudj: (Default)
Это, безусловно, прочтение мной книги Олега Дормана "Подстрочник". Её мне подарила [livejournal.com profile] reken, благодарность которой я просто не могу внятно выразить словами. Шутка ли, это, кажется, единственная прочитанная мною для удовольствия книга за последние месяцы. Я читала ещё "Каир" Эндрю Битти по рекомендации [livejournal.com profile] nafisa162, но та была для ликвидации безграмотности, а эта -- и для души, и для ума, и просто насладиться. Хотя с точки зрения языка книга не шедевр -- мы читаем стенограмму спонтанной речи.
Несколько лет назад по рекомендации А. Ю. Шихановича я прочла книгу Елены Георгиевны Боннер "Дочки-матери" -- и постоянно вспоминала о ней, читая "Подстрочник" (обе книги рекомендую к прочтению). Та же эпоха, то же место действия, даже люди упоминаются одни и те же, например, первая любовь Люси Боннер -- он же знакомый Лунгиной. Похожи и рассказчицы -- они почти ровесницы, их отцы занимали высокие посты до репрессий, обе были идейно чужды партии... У обеих по двое детей.

"Подстрочник" -- хороший иллюстративный материал для тех размышлений, которые меня сейчас часто занимают. О раннем детстве, о роли школы, об отношениях с родителями. До пяти лет Лиля живёт с обоими родителями в России, потом пять лет с ними же в Германии. Папа много работает, про маму не помню. Девочка ходит в немецкую школу, дружит с девочкой-немкой. Папа уезжает и каждый день шлёт дочери открытки. Это единственный стимул для неё читать по-русски. Дальше до 14 лет Лиля с мамой живёт во Франции. Друзья у неё старше на несколько лет, Лиля много времени проводит и просто со взрослыми, а с ровесниками -- нет. Всё это время скучает по папе. Они с мамой едут к папе, 13-летняя Лиля идёт в немецкую школу, так как не умеет писать по-русски, через год -- в русскую. Во взрослой жизни -- блестящий переводчик.
Никак не поддерживавшийся немецкий сохранился -- Лиля свободно на нём читала и переводила с него. Вот у человека мозг!.. Это мне важно в свете переживаний за Данин русский.

Лиля Лунгина (как и Елена Боннер) -- из людей, с которыми очень хорошо дружить. Они с большой любовью и вниманием относятся к окружающим их людям. Честно, я думаю, что иметь такого друга -- счастье. У меня прекрасные друзья, я знаю, как это важно.
Но вот их отношение к детям...

Первого сына Лиля в младенчестве "только кормит грудью", а пеленает и вообще ухаживает за ним домработница Мотя, которая мать к сыну "не подпускает". Такую же историю рассказывает Боннер о своём младшем брате -- его няня допускала маму только на покормить, а папу, кажется, вообще не считала достойным. Впрочем, папы там были погружены в работу на благо Родины и общаться с младенцами не стремились -- или никаких свидетельств этих стремлений не сохранилось...
Кстати, ровно о же самое, что и про своего сына, Лунгина рассказывает про подругу, у которой дочка родилась в лагере. Что ей нельзя было оставить ребенка у себя, надо было работать, но можно было ходить кормить. А потом молоко у матери кончилось, и девочка умерла от голода.
И Лунгина не видит аналогии, не видит, что она общалась с сыном так же, как если бы сидела в лагере -- только кормила грудью...

Елена Боннер отвозит дочку к матери и оставляет её -- надо отлучать от груди... Это, впрочем, обычное дело и сейчас.

Пятилетнему мальчику домработница объясняет, что родители любят друзей больше, чем его, и ему с ней придётся когда-нибудь побираться. А бабушка в присутствии Люси Боннер ругает её маму -- именно как маму...

Вообще в книгах столько тепла по отношению к друзьям, любимым мужчинам, отцам и матерям (обе очень любят своих мам, искренне любят, хотя отношения могут быть и не идеальными) -- и почти ничего о детях. Лунгина открытым текстом говорит, что главное, что есть в её жизни, -- это дети, а теперь и внуки. Но о них в книге почти ничего нет! Описана жизнь как бы бездетных взрослых, живущих интенсивной прекрасной взрослой жизнью. Про старшего ребенка Лунгина пишет, что они часто ходили в походы с ним и его друзьями (и сетует, что мало времени проводили с мужем наедине), а про общение с младшим... Кажется, ничего и не пишет. Только вот эпизод, что к ним в гости пришла Астрид Лингред, когда Женя уже спал. Та его разбудила и стала с ним играть. (Тут я не знаю, что сказать. Мне в приложении к Дане такое поведение кажется довольно нежелательным.)

Вот описан день. К ним в девять утра приходит Твардовский, потом кто-то ещё и они сидят до полуночи, обсуждают рукопись, пьют. Что в это время делают дети?..

В час ночи звонит друг, заходит за ними, они идут на Красную площадь ждать выноса Сталина из Мавзолея. До четырёх утра ждут. А сын? Сын дома, с домработницей.

Нигде, ни разу ни в одной из книг нет упоминания о каком-то выборе, связанном с детьми. Вот Лунгина пишет, что отказалась поставить подпись на письме в чью-то защиту, потому что боялась, что тогда накроется её поездка во Францию. Хотя нет, есть про выбор -- что можно было заступиться за сына на школьном собрании перед педколлективом, но тогда директор обещал его исключить, а можно было молча слушать, как сына распекают, -- тогда обещали не исключать. Лиля с мужем выбрали второе, сына не поддержали, потому что считали учёбу в этой школе важной для него.
Поездка во Францию, где прошло три или четыре года детства-ранней юности, -- счастье для героини. Это можно понять. Она пишет, что была и вторая мечта, кроме как вернуться во Францию, -- показать Францию мужу. А детям, детям?

Младший её сын женился на француженке, родились двое детей, он настаивает, чтобы его дочь звали русским именем Анна, а не французским Ани, но при этом в её три с половиной год как жил в России, пытаясь реализоваться профессионально. Дети по-русски не говорят...

Вот о чём я думаю. Мне это странно. То есть я знаю, что место детей в жизни родителей может быть очень разным, но тут такая прекрасная возможность это увидеть как бы с близкого расстояния, почти вживую -- и у хороших людей, общаться с которыми -- честь и радость. И ни одна, ни вторая женщина (любящие матери, для которых дети -- это важно, важно) не пытаются в книгах осмыслить свой материнский опыт. То есть Боннер говорит, что у неё с дочерью те же проблемы, что были у них с матерью, а Лунгина -- что мировосприятие старшего сына сложилось не только под их с мужем влиянием (а их жизнь она называет счастливой и веселой), но и под влиянием домработницы, но это всё. Нет речи о том, что, может, их активная общественная позиция была в ущерб родительской, что профессиональная реализация помешала материнству, что у детей в жизни что-то пошло не так из-за неверных действий родителей... Нет, об этом ничего в книгах нет. И я не понимаю -- это слишком личное или такие мысли им просто чужды? Склоняюсь ко второму, потому что много очень личного в книгах есть. Но не про детей.

Боннер говорит, что, кажется, арест отца что-то сломал в её младшем брате. Её сделал сильнее, а его сломал. Потом описывает, как мать ждала, что придут за ней, как бы отключилась от жизни. И опять -- ни слова о детях. Где был младший в это время, может, если бы он не был представлен самому себе (он принёс от соседей, в частности, следующую мысль: "Вот какие враги народа бывают! Даже в отцы пробираются!"), а был бы в семье (уменьшившейся на одного человека, но семье), то он бы не сломался?..

Они не видят ни в своей жизни, ни в жизни детей следствий нехватки родительского внимания, дефицита семейного общения, им, кажется, просто не приходит это в голову.

Такой совсем другой взгляд на мир и на семью.

Profile

neliudj: (Default)
neliudj

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
111213141516 17
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:36 am
Powered by Dreamwidth Studios